Крыса

Крыса

Найдёныш Яша прожил у нас целых три года. Тогда мы ещё не знали, что у попугаев, впрочем, так же, как и у кошек, собак, буйволов, орлов, китов и крокодилов есть свой характер. Разные они: добрые, злые, холерики, сангвиники, флегматики, меланхолики. Яша был стоик: принимал жизнь такой, какой она есть. И, наверное, верил в чудеса. Натерпевшись голода и холода в осенней Москве, едва не приняв страшную смерть в сугробе, он вдруг очнулся в тёплом доме в ласке и сытости. Был неизменно доброжелательным. Когда его выпускали из клетки на ежевечернюю прогулку, летел к хозяйке, садился на плечо, перебирал клювом серьги и бормотал ей на ухо что-то ласковое. Потом перебирался поближе к глазам и чистил ресницы своим страшным изогнутым клювом. Очень бережно и аккуратно.
О том, что клюв у него страшный, и сам он птица серьёзная, мы узнали через несколько месяцев.
Подружки – хулиганки подарили нашей дочке крысу. Не белую лабораторную, не норковую декоративную. Обыкновенную - серую с длинным голым розовым хвостом. Таких на каждой помойке полным полно.
Я ненавижу этих тварей. Приходилось работать в подземной кабельной канализации. В Москве, да и не только в Москве, практически во всех старых городах под привычной городской застройкой скрываются целые подземные города: пещеры, катакомбы, кабельные коллекторы, канализационные трубы, линии водопровода, газопроводы и много ещё чего, о чём впору рассказывать страшные сказки. Ещё – туннели метро или туннели, о назначении которых вообще никто ничего не знает или знает, но помалкивает. В подземелья поневоле спускаются кабельщики, водопроводчики, связисты. Работа такая. Лазят археологи и ещё - так называемые диггеры. Эти из интереса, научного, кладоискательского или просто искатели приключений. О вкусах не спорят, хотя на мой взгляд, надо быть очень жизнерадостным человеком, чтобы часами, а то и сутками пробираться по этим кошмарным сооружениям. Люди в этих катакомбах – гости. Здесь живут настоящие хозяева подземелий – крысы. То, что в подземной Москве обитают чудовищные крысы-мутанты величиной с приличную собаку – враньё. Обычные, помоечные. Но их, считать не берусь, очень много.
Кроме крыс в подземельях встречаются и летучие мыши. Точно, как в диггерском анекдоте. В подземном коллекторе на краю грязного ручейка сидят крыса и крысёнок. А над ними в зловонных испарениях зигзагами летит летучая мышь. Задрав к своду мордашку, крысёнок радостно пищит: «Мама, мама, смотри! Ангел пролетел!»
Однажды мне пришлось поучаствовать в работах на одной из кабельных магистралей в центре Москвы. Натерпелся. Туннели старинные, сводчатые, выложенные кирпичом. Под землёй без привычки вообще неуютно себя чувствуешь, а здесь тьма, вонища, жидкая отвратительная грязь хлюпает под ногами. И крысы, разумеется. В луче света аккумуляторного фонаря вспыхивают зловещими красными огоньками их глаза. Как сотни светодиодов аварийной сигнализации. И не думайте, что это на какой-то богом и людьми забытой окраине. Наоборот, в самом, что ни на есть центре, сердце столицы, сердце страны. Чтобы дальше не пугать читателя, напомню, что эпизоду без малого тридцать лет. Сейчас на этом месте проходят сухие, вентилируемые и хорошо освещённые тоннели.
Но вернёмся к нашей гостье. Принесли её в маленькой транспортной клетке. Открыли дверцу. Крыса моментально выскочила наружу, уселась столбиком. На её беду именно в это время Яшка летал по квартире, а собачка бегала следом. Играли в охоту на боровую дичь. Увидев новосёла, наш зверинец кинулся знакомиться. Собачка оскалила страшную чёрную пасть и попробовала гостью проглотить. Та юркнула в клетку, я запер дверцу. Тогда Шерри стала носом сдвигать щеколду. Не получилось. Попугай тем временем уселся на крышу клетки. Чирикает, подбадривает подругу. Крыса в панике забыла про хвост. Выпустила его наружу между прутьями клетки. Непорядок. Яша слетел с крыши, примерился и, как кусачками, вцепился бедолаге в хвост. В первый раз в жизни я услышал, как крыса визжит. Именно визжит, а не пищит. Сжалась в комок посередине клетки. На бумажной подстилке расплывается кровавое пятнышко – след попугайного клюва. Ну, Яшка! Кто бы мог подумать? Стал отгонять своих зверей. В первый раз в жизни отказались подчиниться. Собаку я ещё могу как-никак понять: у неё охотничий инстинкт сработал. Но Яшка? Яшка? Откуда у австралийского волнистого попугайчика, выросшего в России, такие охотничьи инстинкты берутся?
В разгар нашего локального конфликта заглянула соседка. Пришла что-то попросить. Соль, кажется. Увидела, что творится, мгновенно оценила ситуацию, говорит:
- Они не уймутся, пока вы крысу не уберёте. Знаете что? Вы крыску эту подарите мне.
- Ты чего, суп из неё варить будешь? Ладно, бери! Только сразу.
- Лады. А за суп ответишь. За клеткой завтра заходи.
И унесла крысюгу ужасную.
На завтра у меня что-то не заладилось, послезавтра – тоже. За клеткой пришёл утром третьего дня. Соседка завтракает. Пьёт кофе, грызёт печенье. Рядом, на покрывающей кухонный стол клеёнке сидит на задних лапах крыса. Хвост шнурком свисает со стола. В передних лапах держит печенье. Откусывает аккуратно. На меня – ноль внимания. Презирает. Соседка радостно говорит:
- Шушарочка такая умная! Все команды знает! Шушарочка, поздоровайся с дядей!
Крыса, продолжая обкусывать печеньку, поворачивается ко мне спиной.

Зарегистрируйтесь чтобы оставлять комментарии

Войти

Забыли пароль? / Забыли логин?