Птичий рынок

Птичий рынок

- Хочу киску! Котёночка!
Такие разговоры у нас теперь каждый день. Дочка – человек целеустремлённый. Упорный. Но и мама непреклонна.
- Нет! Кошка будет когти точить, мебель царапать, обивку драть.
- Ну, тогда собачку. Щеночка маленького.
- Вырастет твой щеночек в здоровенную псину. А пока вырастёт, он нам всю обувь погрызёт. И линяют собаки два раза в году. Шерсть от них по всей квартире. Гулять с ними надо. Домой придёт твой пёс мокрый и грязный, а мне убирать.
- Ну, я так хочу! Пушистого. И чтобы играть с ним, кормить, учить.
- Давайте лучше крокодила заведём. Зубастого. Крокодилы не линяют, шерсти у них нет. И когти он точить не будет. А если тебя кто обидит, того сразу слопает.
Это сын вступил в разговор. Большой мужчина. В пятый класс пошёл.
Так, ситуация обостряется. Надо вмешаться.
- Вообще, какую-нибудь животную завести надо. Для воспитания детей и украшения дома.
- Хомячка хотя бы! Или свинку морскую. Они смешные! – Это дочка.
- Вонь в квартире от твоих грызунов! Ладно, на что я согласна – это на рыбок. Красивые, тихие, украшают дом.
На следующее утро мы с дочкой отправились на птичий рынок. Знаменитую «Птичку». Тогда её ещё не переселили за МКАД. «Рыбный ряд» нас ошеломил. Во-первых, он оказался огромным. Бесконечные прилавки. Сотни аквариумов всех размеров и фасонов, банки с рыбками. Калейдоскоп пород. Невероятные раскраски, формы, причудливые хвосты и плавники. Толпа народа. Продавцы, покупатели, просто те, кто пришёл полюбоваться, карманные воры, эксперты-советчики. Гомон, а иногда споры, которые могут перейти в рукоприкладство. Пока мы ничего не предпринимаем. Ходим, любуемся, вслушиваемся в разговоры. Постепенно уясняем: рыбки – существа нежные. Могут заболеть, даже передохнуть от перегрева, переохлаждения, перекорма, недокорма, недостатка кислорода, избытка кислорода, яркого света, темноты, неправильно выбранного места, слишком маленького или чересчур большого аквариума. Список можно продолжать бесконечно. Надо уметь правильно выбрать корм, правильно оборудовать аквариум, правильно подобрать породы рыбок.
Так мы ничего и не решили. Потоптались среди бесконечных прилавков, пошли домой. Думать. Идём мимо собак, кошек, хомяков, морских свинок, белых мышей и серых помойных крыс. Мимо райских птиц, попугаев, канареек и голубей. Мимо змей и черепах. Стараемся по сторонам не смотреть. Подходим к воротам. Там уже нет прилавков, толпятся аутсайдеры. Торгуют с рук. Прямо перед нами нарисовался мужичок пропойного вида. Из-за отворотов бывшего армейского бушлата смотрят на нас две щенячьих мордочки. С тоской и надеждой.
- Девочка, девочка! Хочешь щеночка на ручках подержать?
Надо же, пьян, пьянь, а психолог. Девица моя остановилась, как вкопанная, а психолог-самоучка уже вытащил из-за пазухи щенков и протягивает ей. Один – мальчик. Чёрный-чёрный без пятнышка. И глазёнки, как две пуговицы. Другая - девочка. Палевая, с чёрной, как сажа, мордочкой, чёрными кончикам ушей и хвоста. Пушистая. И большие тёмно-карие глаза. Дочка взяла её на руки, наклонилась, а собачка вытянула шейку и лизнула её в щёку. Я понял, что щенка она уже никому и никогда не отдаст.
- Это редкая порода. Тибетский терьер. Дорого стоит.
- Знаешь, дорогой, псина твоя даже рядом с терьером не лежала.
- Ну, раз ты такой умный, дай мне хотя бы на бутылку. Видишь, как мне плохо.
Ему, правда, нехорошо. Абстинентный синдром. Руки ходуном ходят. Такой «Ван Клиберн» . Даже не торгуется. Схватил четыре рублёвых бумажки, кинул непроданную чернушку на асфальт и умчался к ближайшему магазину поправлять чердак. Стоявшая рядом тётка, продававшая котят, подхватила щенка и заорала:
- Редкая порода! Тибетский терьер! Недорого отдам!
Едем домой. Дочка прижимает щенка к груди и о чём-то с ним разговаривает. Я готовлюсь к тяжёлому выяснению отношений. Зря готовился. Из нас троих самой умной оказалась собачка. Когда мы переступили порог квартиры и пустили её на пол, она легла на брюхо и поползла к хозяйке дома. Пушистый хвостик крутился пропеллером. Подползла, задрала мордочку и заглянула в глаза.
- Прелесть какая! А как тебя зовут?
Собачка промолчала скромно, а девица наша заорала:
- Шерри! Шерри! Это я придумала, пока в метро ехали.
Кто бы стал спорить. Имя красивое. В переводе на русский – вишенка. Глаза, как вишни. Так и зажили впятером: мы с женой, сын, дочка и умница-красавица Шерри.

Зарегистрируйтесь чтобы оставлять комментарии

Войти

Забыли пароль? / Забыли логин?