Рандеву

Рандеву
или
Первая встреча

Октябрь – хороший месяц? Мало кому он нравится, особенно его последние дни: холод, дождь, темнеет рано. Непраздничный он какой-то. Был, правда, красный день календаря – годовщина Великой Октябрьской Социалистической Революции. Так отменили его по причине плохой погоды и перехода страны от развитого социализма к дикому капитализму. А вот мы в своей семье уже сорок пять лет в октябре отмечаем самый большой, самый хороший праздник. Сын родился, первенец, продолжатель рода, опора в старости.
Первое своё лето продолжатель рода и утешитель в старости встретил в городе. Боялись мы увести нежную кроху в нашу загородную резиденцию, где вода - в колодце, а прочие удобства - во дворе за углом. Прошёл год, и отважились. Родителям - сплошные волнения, а парню – познание мира. Здесь всё не такое, как в городе. Трава - не на газонах, деревья - не в скверике, лук и огурчики - не в магазине, а с грядки. Чудо – живой огонь в печке! И поутру не трамвай скрежещет на повороте, не радио орёт в соседней квартире – скворец поёт за окошком. По мнению сына, чересчур громко, и он требует:
- Папа, выключи его!
Отважились, наконец, на дальнюю прогулку. Малыш устроился на отцовской шее, вертит головёнкой, любуется пейзажем. Прошли по недлинной нашей улочке. Вот и лес. Ёлки, берёзы. Тропа идёт вдоль глубоких, по-моему, вообще никогда не просыхающих луж. Парень решил спешиться. Классное развлечение – швырять в лужу палки, любоваться брызгами, пугать лягушек. Наконец, наш друг природы устал, попросился на ручки. И мы идём навстречу новым приключениям. Лес всё гуще, темнее. Мальчику не по себе, обнял покрепче папину шею, притих. Наконец, тропа круто забирает вверх, к свету, к теплу. Лес расступается. Мы - на вершине холма.
Высокая густая трава, цветы. Густой медовый аромат. Пчёлы деловито снуют от цветка к цветку. Порхают бабочки. Стрекозы барражируют над холмом, и на виражах вспыхивают в солнечных лучах их перепончатые крылья. А внизу в траве – своя таинственная жизнь. Бегут куда-то жуки, божьи коровки карабкаются по стеблям и стартуют в небо, маршируют муравьи по своим тропам. И над всем этим звенит, переливается песня неведомой птахи. Сынишка стоит, почти невидимый в высокой траве. Потом срывается с места, топает по едва заметной тропке, кричит что-то непонятное, поёт какую-то одному ему известную песенку. Восторг. Падает в травяные заросли, опьянев от запаха трав и цветов, заворожённый музыкой тёплого летнего дня. Подхожу к нему, а он спит. Спит! Перегрузился впечатлениями. Так и спал у меня на руках почти всю дорогу домой. А дома бросился к маме, Рассказать об увиденном и услышанном на своём, только ему и маме понятном языке.
А вечером вышел наш парнишка на крылечко кухоньки, в которой мы обычно ужинали, и пропал. Зовём – не отзывается. Выбегаем за калитку – там его тоже нет. Спрашиваем у соседей – не видели. Вернулись на свой участок, шарим в кустах, заглядываем в парники. Нет его нигде. Заволновались уже всерьёз. Мечемся по саду. Наконец, я заглядываю в дальний угол, до которого у нас руки никак не дойдут. Там только сорняки растут и торчат здоровенные листья хрена, непонятно как туда попавшего. Вот между такими листьями обнаружилась такая знакомая попка, обтянутая полосатыми штанишками. Попка смотрит в небо, а её хозяин лежит на траве, низко опустив голову. Подбегаю. Да-а. Ну, и друзья у тебя, однако. Перед рожицей сыночка сидит на земле здоровенная жаба. Пучит глаза. А наследник наш её спрашивает:
- Тебя как зовут?
Молчит жаба, не отвечает. Гордая.

Зарегистрируйтесь чтобы оставлять комментарии

Войти

Забыли пароль? / Забыли логин?